Защита в конституционном суде

Конституция Российской Федерации (РФ) ст 46

Статья 46. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. 2.

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Судебная практика по статье 46 Конституция РФ: Частотные связи статьи 46 Конституция РФ с другими правовыми нормами:
  • 11 Статья 2. Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Конституция
  • 4 Статья 45. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в. Конституция
  • 6 Статья 395. Ответственность за неисполнение денежного обязательства Гражданский кодекс
  • 6 Статья 310. Недопустимость одностороннего отказа от исполнения обязательства Гражданский кодекс
  • 7 Статья 12. Способы защиты гражданских прав Гражданский кодекс
  • 5 Статья 421. Свобода договора Гражданский кодекс
Еще. Гистограмма связей с другими правовыми нормами:

Примечание * : Гистограмма отражает близость правовых норм между собой, силу связей между ними.

Судебно-конституционная защита основ конституционного строя России

В ряду решений Конституционного Суда, относящихся к защите основ конституционного строя, особо следует отметить решения о толковании положений, касающихся отдельных принципов и основ конституционного строя. Вместе с тем Конституционный Суд весьма осторожно подходит к этим вопросам, учитывая особую значимость и повышенную юридическую силу соответствующих положений. Так, в определении от 1 июля 1999 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы о толковании статьи 7 (часть 1) Конституции Российской Федерации Конституционный Суд указал, что предрешение в поставленных в обращении вопросов было бы нарушением основополагающего принципа осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, привело бы к созданию Конституционным Судом правовых норм. Кроме того, в условиях активного законотворческого процесса в социальной сфере толкование указанных в запросе положений, по существу, означало бы предварительный конституционный контроль законопроектов либо проверку в ненадлежащей процедуре конституционности принятых федеральных законов. Во многом по той же причине Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению и запроса законодательного Собрания Тверской области о толковании положений статьи 12 Конституции Российской Федерации (Определение от 11 июня 1999 года 104-О).

Положения главы 1 (наряду с главой 2) Конституции Российской Федерации находятся под особой правовой защитой. Статья 16 Конституции Российской Федерации устанавливает, что никакие другие положения Конституции Российской Федерации не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе, как в порядке, установленном Конституцией. Этот порядок установлен статьей 135 Конституции Российской Федерации, в которой закреплена усложненная процедура изменения положений глав 1 и 2 Конституции Российской Федерации. В отличие от поправок к главам 3-8 Конституции Российской Федерации, которые принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, пересмотр положений, регламентирующих основы конституционного строя, а также права и свободы граждан, может быть осуществлен только Конституционным Собранием.

Вместе с тем повышенная юридическая сила институтов конституционного строя не означает, что компетенция Конституционного Суда РФ распространяется на проверку конституционности в том числе и конституционных положений и что последние могут быть признаны недействующими, т.е. неконституционными как не соответствующие основам конституционного строя. Такую правовую позицию выработал Конституционный Суд в Определении от 10 апреля 1997 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы о проверке конституционности Федерального закона от 5 декабря 1995 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». Фактически Государственная Дума требовала признать недействующим положение части 2 статьи 95 Конституции Российской Федерации в части, противоречащей, по ее мнению принципу разделения властей, т.е. статье 10 Конституции. Конституционный Суд отметил однако, что в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит проверка конституционности конституционных положений, признание их недействующими, утратившими силу.

В настоящее время идея проверки конституционности конституционных положений возникла на новой основе, а именно: в аспекте предложения о внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» и наделении Конституционного Суда соответствующими полномочиями. В соответствии с этими предложениями Конституционный Суд наделяется правом давать заключения о признании отдельных положений Конституции Российской Федерации противоречащими основам конституционного строя.

При внешней привлекательности этих предложений, направленных вроде бы на укрепление основ конституционного строя и расширение в этих целях полномочий Конституционного Суда, они весьма спорны. Ведь в основе данного подхода - признание де-факто внутренней противоречивости Конституции и попытка создать «легитимный механизм» преодоления таких противоречий. Фактически это может привести к разрушению единого конституционного акта, активизирует попытки различных политических сил, используя институт конституционного правосудия, нарушить принцип стабильности Конституции 1993 года, внести в нее изменения иным способом по сравнению с тем, как это предусмотрено главой 9 действующей Конституции.

Внесение в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» соответствующих дополнений не соответствовало бы ни формально-юридическим требованиям статьи 125 Конституции РФ, ни сущностным характеристикам, природе конституционного правосудия в России. В то же время вполне оправданным могла бы стать проверка конституционности новых поправок к Конституции на одном из этапов процедуры их прохождения, например, одобрения законодательными органами субъектов РФ или подписания Президентом РФ. Это в полной мере соответствовало бы реализации требований статьи 16 Конституции РФ о повышенной юридической силе основ конституционного строя и необходимости обеспечения соответствия им всех других положений Конституции.

Судебно-конституционная защита основ конституционного строя России

В ряду решений Конституционного Суда, относящихся к защите основ конституционного строя, особо следует отметить решения о толковании положений, касающихся отдельных принципов и основ конституционного строя. Вместе с тем Конституционный Суд весьма осторожно подходит к этим вопросам, учитывая особую значимость и повышенную юридическую силу соответствующих положений. Так, в определении от 1 июля 1999 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы о толковании статьи 7 (часть 1) Конституции Российской Федерации Конституционный Суд указал, что предрешение в поставленных в обращении вопросов было бы нарушением основополагающего принципа осуществления государственной власти на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, привело бы к созданию Конституционным Судом правовых норм. Кроме того, в условиях активного законотворческого процесса в социальной сфере толкование указанных в запросе положений, по существу, означало бы предварительный конституционный контроль законопроектов либо проверку в ненадлежащей процедуре конституционности принятых федеральных законов. Во многом по той же причине Конституционный Суд отказал в принятии к рассмотрению и запроса законодательного Собрания Тверской области о толковании положений статьи 12 Конституции Российской Федерации (Определение от 11 июня 1999 года 104-О).

Положения главы 1 (наряду с главой 2) Конституции Российской Федерации находятся под особой правовой защитой. Статья 16 Конституции Российской Федерации устанавливает, что никакие другие положения Конституции Российской Федерации не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации и не могут быть изменены иначе, как в порядке, установленном Конституцией. Этот порядок установлен статьей 135 Конституции Российской Федерации, в которой закреплена усложненная процедура изменения положений глав 1 и 2 Конституции Российской Федерации. В отличие от поправок к главам 3-8 Конституции Российской Федерации, которые принимаются в порядке, предусмотренном для принятия федерального конституционного закона, пересмотр положений, регламентирующих основы конституционного строя, а также права и свободы граждан, может быть осуществлен только Конституционным Собранием.

Вместе с тем повышенная юридическая сила институтов конституционного строя не означает, что компетенция Конституционного Суда РФ распространяется на проверку конституционности в том числе и конституционных положений и что последние могут быть признаны недействующими, т.е. неконституционными как не соответствующие основам конституционного строя. Такую правовую позицию выработал Конституционный Суд в Определении от 10 апреля 1997 года об отказе в принятии к рассмотрению запроса Государственной Думы о проверке конституционности Федерального закона от 5 декабря 1995 года «О порядке формирования Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации». Фактически Государственная Дума требовала признать недействующим положение части 2 статьи 95 Конституции Российской Федерации в части, противоречащей, по ее мнению принципу разделения властей, т.е. статье 10 Конституции. Конституционный Суд отметил однако, что в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, установленную статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не входит проверка конституционности конституционных положений, признание их недействующими, утратившими силу.

В настоящее время идея проверки конституционности конституционных положений возникла на новой основе, а именно: в аспекте предложения о внесении изменений и дополнений в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» и наделении Конституционного Суда соответствующими полномочиями. В соответствии с этими предложениями Конституционный Суд наделяется правом давать заключения о признании отдельных положений Конституции Российской Федерации противоречащими основам конституционного строя.

При внешней привлекательности этих предложений, направленных вроде бы на укрепление основ конституционного строя и расширение в этих целях полномочий Конституционного Суда, они весьма спорны. Ведь в основе данного подхода - признание де-факто внутренней противоречивости Конституции и попытка создать «легитимный механизм» преодоления таких противоречий. Фактически это может привести к разрушению единого конституционного акта, активизирует попытки различных политических сил, используя институт конституционного правосудия, нарушить принцип стабильности Конституции 1993 года, внести в нее изменения иным способом по сравнению с тем, как это предусмотрено главой 9 действующей Конституции.

Внесение в Федеральный конституционный закон «О Конституционном Суде Российской Федерации» соответствующих дополнений не соответствовало бы ни формально-юридическим требованиям статьи 125 Конституции РФ, ни сущностным характеристикам, природе конституционного правосудия в России. В то же время вполне оправданным могла бы стать проверка конституционности новых поправок к Конституции на одном из этапов процедуры их прохождения, например, одобрения законодательными органами субъектов РФ или подписания Президентом РФ. Это в полной мере соответствовало бы реализации требований статьи 16 Конституции РФ о повышенной юридической силе основ конституционного строя и необходимости обеспечения соответствия им всех других положений Конституции.

Защита прав предпринимателей Конституционным Судом РФ

Конституционный Суд Российской Федерации судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Нарушенные права и интересы предпринимателей могут быть защищены Конституционным Судом РФ. В соответствии со ст. 96 Закона от 21.07.1994 г. 1-ФКЗ ",О Конституционном Суде Российской Федерации", правом на обращение в Конституционный Суд РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане (предприниматели) и объединения граждан (коммерческие организации в данном случае).

Конституционный Суд РФ в соответствии со своей компетенцией (ст. 125 Конституции РФ) рассматривает четыре основные категории дел.

1. По запросам ряда органов власти, включая Верховный Суд РФ и Высший Арбитражный Суд РФ, разрешает дела о соответствии Конституции РФ федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации.

2. Рассматривает споры о соотношении компетенции между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

3. По жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.

4. По запросам ряда органов власти дает толкование Конституции РФ.

Защита прав предпринимателей может осуществляться с использованием всех четырех процедур, однако важнейшее значение для предпринимателей имеет использование возможностей, заложенных: а) в процедуре рассмотрения жалоб на нарушение конституционных прав и свобод, б) в процедуре рассмотрения дел о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, по запросам судов.

Обращение в Конституционный Суд допустимо, если закон, затрагивающий конституционные права и свободы граждан, применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, применяющем закон. Если при рассмотрении конкретного спора выявляется, что закон, предусматривающий ограничение прав предпринимателя по сравнению с конституционными положениями, не соответствует, по мнению предпринимателя, Конституции, предприниматель вправе обратиться в Конституционный Суд с жалобой на нарушение его прав и свобод, поскольку арбитражный суд или суд общей юрисдикции, применяя этот конкретный закон, не обеспечивают защиту прав и интересов предпринимателя, гарантированных Конституцией.

Обращение в Конституционный Суд должно быть мотивированным, в нем должны содержаться указания на то, в чем, по мнению заявителя, состоит несоответствие Конституции конкретных законов в целом или их отдельных частей, и каким именно конституционным положениям они не соответствуют.

Согласно п. 6 ст. 125 Конституции РФ, акты или их отдельные положения, признанные Конституционным Судом неконституционными, утрачивают силу. Решение Конституционного Суда о признании закона, примененного в конкретном деле, не соответствующим Конституции, является основанием для пересмотра этого дела в установленном порядке (а судебные расходы граждан и их объединений подлежат возмещению).

Конституционный (уставной) Суд субъекта РФ рассматривает вопросы о соответствии закона субъекта РФ, нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта РФ, органов местного самоуправления субъекта РФ Конституции (уставу) субъекта РФ, а также занимается толкованием Конституции (устава) субъекта.

Защита в конституционном суде

Конституционный суд огласил постановление по жалобе Максима Бондаренко, который с 2007 по 2017 год находится в постоянных судебных тяжбах с государством. КС на его примере выявил, что некоторые положения Уголовно-процессуального кодекса противоречат основному закону.

Максим Бондаренко с середины 2007 года был подозреваемым по уголовному делу о кредитном мошенничестве. Сначала Октябрьский районный суд Краснодара вынес ему оправдательный приговор, который позднее отменил Краснодарский краевой суд и отправил дело на новое рассмотрение, а затем следствие прекратило уголовное преследование за отсутствием состава преступления. За Бондаренко признали право на реабилитацию. Он обратился в суды с двумя заявлениями в рамках уголовного и одним заявлением в рамках гражданского судопроизводства о возмещении материального вреда, причиненного незаконным уголовным преследованием. Впрочем, Бондаренко до сих пор не смог добиться возмещения &ndash, прокурор несколько раз возобновлял уголовное преследование, в связи с чем основания для реабилитации отпадали. Это и послужило поводом для обращения в КС с жалобой, в которой Бондаренко пытается признать несоответствующими основному закону ряд положений УПК.

Конституционный суд напомнил &ndash, возмещение вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, гарантируется конституционной обязанностью государства обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека и гражданина.

Суд пришел к выводу, что положения ч. 1 ст. 214 УПК противоречат Конституции, так как позволяют прокурору в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты. КС поручил законодателю внести соответствующие изменения в данную статью, при этом не исключая возможность отмены принятого постановления о прекращении уголовного дела.

На период, пока соответствующие изменения не будут внесены, Конституционный суд ввел временный порядок отмены постановления о прекращении уголовного дела &ndash, она допускается в срок, не превышающий одного года со дня вынесения такого постановления. Через год постановление может быть отменено только судом по заявлению прокурора или потерпевшего с обязательным предоставлением лицу, уголовное преследование которого было прекращено, возможности участия в судебном заседании.

В других положениях УПК, оспоренных Бондаренко, &ndash, об участии прокурора в процессе о возмещении вреда, о принесении прокурором извинений за уголовное преследование &ndash, суд противоречий основному закону не нашел. Впрочем, КС постановил пересмотреть правоприменительные решения в отношении Бондаренко с учетом настоящего постановления.

Темы дня Выбор редакции Новости Интерправо Громкие дела Актуальные темы

Свидетельство Эл ФС 77-31590

Выдано Федеральной службой по надзору

в сфере массовых коммуникаций, связи и охраны культурного наследия.

Понравилась статья? Поделить с друзьями: